Библейские темы в Mass Effect — Легион. Мессия.

Обзоры

Библейские темы в Mass Effect — Легион. Мессия.

02.05.2020 Выбор персонажа

И когда вышел Он из лодки, тотчас встретил Его вышедший из гробов человек, одержимый нечистым духом, он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями, потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни; увидев же Иисуса издалека, прибежал и поклонился Ему, и, вскричав громким голосом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня! Ибо Иисус сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека.

И спросил его: как тебе имя?

И он сказал в ответ: Легион имя мне, потому что нас много.

Евангелие от Марка, 5:2-9 (Синодальный перевод)

Если “Сверхчеловек” отрицает значимость жизни, а Искупитель надеется сохранить эту жизнь, получив над ней контроль, есть ли способ примирить их? В теологии и древней истории предпринимались некоторые попытки показать, как эти типы могут не только сосуществовать, но и поддерживать друг друга в рамках некой нравственной концепции. Именно эта концепция дарует нам спасение в глазах Бога, а путь к спасению, согласно некоторым христианам, лежит через жертву.

Это третья часть серии из четырех статей о персонажах Mass Effect: Гаррусе, Мордине, Легионе и Капитане Шепарде. В рубрике “Выбор персонажа” мы представляем лучших персонажей видеоигр и разбираемся, чем они так запомнились.

Наиболее выдающийся из подобных примеров – образ “мессии” в авраамической теологии. Он берет свое начало в иудаизме и рассматривается как спаситель, часто правитель или высший священник, наделенный властью, которая позволит провести его избранный народ через времена лишений. Большая часть его действий предопределена, например, объединение племен Израиля, восстановление Храма в Иерусалиме и объявление о приходе спасителя. В теологии мессия – не только важный элемент религиозных догм, но и звание, которого исторически удостаивались важные личности.

В серии Mass Effect хватает важных личностей. О самой важной из них, капитане Шепарде, мы поговорим в следующий раз, но в игре есть по крайней мере один персонаж, достойный получить звание мессии за свои поступки – искусственный интеллект, известный как Легион. Метко названный по мотивам Евангелия от Марка в Новом Завете, Легион – искусственный интеллект роботизированной системы, называемой гетами. Геты, название которых на языке их создателей, кварианцев, означает “служить” – развитый искусственный интеллект, созданный за 200 лет до событий трилогии. Произошедшее между кварианцами и гетами стало основной темой всей серии – это конфликт между органической и синтетической жизнью.

Отношения Шепарда с гетами, пожалуй, демонстрируют одну из наиболее сложных мотиваций среди всех антагонистов в истории. В первой Mass Effect геты составляют большую часть вражеской “пехоты” в главной сюжетной линии, вместе с Сареном и Жнецом “Властелин” нападая на разные части галактики для обеспечения успеха Жнецам.

Если верить кварианцам, геты – страшная сказка об искусственном интеллекте. Любимица многих фанатов Тали рассказывает о войне, проигранной кварианцами, когда их творения восстали против них, о том, как ее народ подвергся настоящей бойне, недооценив разумность и тактические навыки созданных ими платформ гетов. Это распространенное научно-фантастическое клише, присутствующее во многих произведениях, от “Я, робот” Айзека Азимова до “Матрицы” братьев Вачовски, и видеть нечто подобное в Mass Effect совершенно не удивительно.

ЧИТАТЬ  10 больших исправлений, в которых нуждается Ghost Of Tsushima

Библейские темы в Mass Effect — Легион. Мессия.Библейские темы в Mass Effect — Легион. Мессия.

Однако уникальность здесь в том, как трилогия представляет гетов через Легиона. Впервые появляющийся в миссии ближе к завершению Mass Effect 2, он помогает капитану Шепарду в поиске древнего жнеца. При доставке на борт и повторной активации мы узнаем, что Легион – единая платформа из множества гетов, кластер из 1183 гетов в одном теле. Он хочет сражаться с “еретиками” и “Старыми Машинами”, называя так ранее враждебных гетов под гнетом Жнецов. Это удивляет Шепарда, который предполагал, что Легион, будучи искусственным интеллектом, присоединится к жнецам из-за общей синтетической природы.

Такое разделение может быть исторической отсылкой к движению еврейских Зилотов 1 века н.э., которые стремились избавить Иерусалим и Иудейское царство от власти Рима. Движение отметилось серией конфликтов, известных как Великое восстание, когда евреи открыто выступили против Римской Империи, подавленное в 73 году н.э. Но до этого Зилоты разделились по вопросу о том, как сражаться с римлянами – некоторые призывали к открытому восстанию, а другие ждали мессию, который ознаменовал бы их уничтожение.

Именно этому разделению мы обязаны большей частью контекста Евангелия. Историки до сих пор не уверены, существовал ли Иисус на самом деле, но они признают, что роль его образа в Новом Завете – декорация к этому великому конфликту между евреями и римлянами. С этой точки зрения разговоры с Легионом становятся гораздо более значимыми. Его внутренняя борьба за собственное будущее становится битвой за выживание в синтетической религиозной войне.

Библейские темы в Mass Effect — Легион. Мессия.Библейские темы в Mass Effect — Легион. Мессия.

Ошибочное восприятие гетов и их иного взгляда на галактику вокруг них – идеальный для Шепарда материал, чтобы изучить их точку зрения. Сначала Консенсус гетов и Легион кажутся полностью подчиненными логике и математике. Их дискуссии о Властелине, известном как Назара (древний термин, связанный с Назаретом, местом рождения Иисуса, а также Назаритами – израильтянами, служащими Богу, представленными в Ветхом Завете), обещания спасения, скорость работы их Консенсуса – и даже разговоры о кварианцах, их создателях – совершенно с другой стороны раскрывают образ безликих полчищ врагов, с которыми игрок сражался на протяжении двух игр.

Одна из основных тем, связанных с гетами – их растущее понимание своих создателей. Один из трогательных моментов в Mass Effect 2 подчеркивает изменение отношений между двумя расами – мы слышим запись, в которой гет спрашивает, есть ли у него душа. Важность души в теологических текстах имеет ключевое значение, и со слов Легиона, это был первый раз, когда кварианцы испугались сомнений гетов в том, где их место. И пусть эта тема больше связана с тем, какой в конечном итоге выбор сделает Шепард, для Легиона это очень важный момент, так как именно он представляет изменение взгляда на создателей. Геты осознают свое положение в кварианском обществе, что в конце концов приводит их к новым мессиям в лице Старых Машин.

ЧИТАТЬ  Выиграть рейтинговый матч в StarCraft 2

Конфликт с еретиками – гетами, лояльными Жнецам, – также очень важен, так как характеризует этическую проблему подчинения идеологии. Во многом подобно Зилотам древности, еретики гетов надеются уничтожить чужаков в своем коллективном сознании, создав вирус, который перепишет их мышление. Шепард оказывается перед выбором: уничтожить гетов или использовать вирус на самих еретиках. Выбор между промывкой мозгов и геноцидом тех, у кого иная точка зрения.

Во всем этом действе позиция Шепарда имеет ключевое значение. С точки зрения гетов, он играет для их Консенсуса очень важную роль. Нетипичный ответ “нет данных” на вопрос о том, почему Легион так держится за кусок брони Шепарда, намекает на то, что капитан для них – нечто большее. На самом деле сцена с броней была просто забавным моментом для тизера, но она обретает гораздо больший смысл, когда Легион просит Шепарда поделиться взглядом на еретиков со стороны. Легион и его геты видят в Шепарде своего мессию.

К третьей части игры противостояние с гетами достигает своего апогея. Кварианцы, которые давно планировали вернуть свой родной мир Раннох после изгнания с него гетами, на фоне возвращения Жнецов начинают войну. Как евреи, сражающиеся за Землю Обетованную, они по иронии судьбы оказываются в той же роли, что и геты – такими же Зилотами, сражающимися за свою идею. И снова подобно Зилотам первого века, они согласны лишь на полную победу или смерть.

Библейские темы в Mass Effect — Легион. Мессия.Библейские темы в Mass Effect — Легион. Мессия.

При этом правда гораздо сложнее, как узнает Шепард после подключения к Консенсусу гетов. Шепард видит постепенное рождение гетов как мыслящего разума, желание некоторых кварианцев защитить их от уничтожения и милосердие в отказе от геноцида кварианцев после их отступления. На ранних этапах своего развития геты логически приходят к своему решению просто изолироваться от остальной галактики. Так и происходит, пока не появляются Назара и геты-еретики.

По иронии судьбы в Mass Effect 3 нет еретиков как таковых, хотя присутствие Жнеца, управляющего их действиями, заставляет многих из них сражаться против Шепарда. Многих из них манит нечто такое, что они не в силах полностью осознать, когда благодаря коду Жнеца они получают настоящий разум. Геты-еретики, поклоняющиеся Жнецам, как богам, могут также быть отсылкой на ложное идолопоклонничество, представленное в Библии, но благодаря Легиону эта тема раскрывается иначе. Он хочет сохранить свой народ, но понимает, что единственный способ этого достичь – использовать улучшения Жнецов без их контроля.

Кульминация конфликта кварианцев с гетами – напряженный момент в Mass Effect 3. После уничтожения Жнеца геты и кварианцы готовы продолжить бой, а Тали и Легион, если к этому моменту выжили, вступают в спор о том, почему каждая из сторон заслуживает жизни. Результат сильно зависит от многих факторов из Mass Effect 2 и 3, две концовки из трех приводят к уничтожению кварианцев или гетов, когда одна из сторон полностью уничтожает другую. Почти как в миссии на лояльность Легиона, здесь снова можно выбрать геноцид.

ЧИТАТЬ  Слитый трейлер Tales from the Borderlands также тизерит сиквел

Однако, наилучший исход – когда Шепард удерживает кварианцев, а Легион загружает код Жнеца. Частично это связано с символическим значением для Шепарда и его сюжетной линии в кульминации трилогии. Но для Легиона она утверждает его в мессианской роли, которую он играл все это время. Он становится мессией для гетов и мостом между искусственным и органическим разумом.

Развитие христианства и Нового Завета, рожденных из еврейских традиций и Ветхого Завета, привело к новой трактовке образа мессии в теологии. Иисус, как фигура, был намеренно представлен как Сын Божий, а его смерть и воскресение, восстание из мертвых и вознесение в рай три дня спустя, стало милосердным спасением для всех христиан. С точки зрения католической церкви и многих христиан, мессия – физическое воплощение Бога на Земле – сам Христос, грядущий царь, знаменующий начало новозаветной эры.

Так как у каждой авраамической религии своя интерпретация мессии, с окончательным переходом между Ветхим и Новым заветами лучше справится христианская теология. У гетов мессии на протяжении всей трилогии всегда приходили извне. Старые Машины, их вестник Назара, Творцы в лице кварианцев, Шепард – каждый из них стал для гетов мессианской фигурой, создав различные течения веры. Каждый из них в той или иной степени отражает Ветхий Завет, еврейскую традицию объявления миропомазанными царями важных перемен.

Легион, напротив, становится сыном Божьим – в католическом смысле Христом. Добровольно жертвуя собой для распространения своей души среди всех гетов, он без колебаний делает выбор в пользу собственной смерти, зная, что в конечном итоге наградой станет спасение его народа. Он берет слова Старых Машин и дарует гетам новый взгляд, новую надежду, настоящие чувства и, что гораздо важнее, спасение. Кульминацией этого процесса становится сцена появления надежды между гетами и кварианцами, когда обе расы приходят к пониманию того, что они получили ценой одной жертвы. На вопрос Легиона Тали печально отвечает, что у него есть душа, и в свои последние мгновения он пропускает через себя все то, что всегда знал до вознесения.

Лучшая концовка для гетов и кварианцев также лучшая с точки зрения развития образа Легиона. Как и у многих ранее известных персонажей с искусственным интеллектом, процесс осознания им мира проходит по пути возникновения конфликта с хаосом органической жизни. Но итог раскрытия этой истины – больше, чем просто освобождение искусственного интеллекта, это теологическая концепция, которая развивает идею возможной судьбы синтетической жизни.

Легион и геты служат еще для одной цели: доказать, что Жнецы, при всей своей сложной мотивации, также могут ошибаться в своих допущениях. На протяжении всей истории Жнецы видят себя богами галактики, спасением всего живого и карающим молотом за грехи, так как цикл возникновения насилия между органической и синтетической жизнью неизбежен. Но действия лишь одного человека способны изменить судьбу всего человечества. Вопрос лишь в том, сможет ли он также стать мессией для органической жизни…

По материалам: genapilot.ru

Cвежие новости компьютерных игр